RU
ENG
23 сентября 2020 года
Игорь Ганя. Собрать мед по украинским селам для 20-ти тонной фуры? После этого галеры покажутся «лакшери»

Игорь Ганя, основатель Ganea Group. Интервью подготовлено Павлом Зинган для «Efrim, Roşca şi Asociaţii»

#ИНТЕРВЬЮ

Любовь к автомобилям у нас семейная. Дедушка был водителем у руководителей Молдавии. Папа в 10 лет угнал у дедушки служебную «Волгу». Покататься. Я в 11 лет сам, за рулем, конечно при папе в машине, доехал из Бельц в Кишинев. Как сейчас помню, это был Nissan Silvia, спортивное купе с поднимающимися фарами. Потом было важно разогнаться. 160 километров на BMW «семерке» - это уже у тебя вырастают крылья. Но после цифры 310 на автобане я перестал гонять. Не имеет смысла. И ответственность начинаешь понимать, и по сторонам дороги посмотреть хочется. 

Дно – это когда первый раз в жизни остаешься без ничего. Мы были логистической компанией, когда ты живешь и работаешь в Китае, то желающих покупать у тебя товар всегда найти можно. И мы всегда работали «ва-банк». Все заработанное, всю прибыль вкладывали в новые партии. Как удержаться, когда каждый оборот приносит 30-40%? И вот,в один раз, форс-мажор. Наш груз до нас не дошел. И концов по нему в Китае можно было и не искать. В один момент мы потеряли все, что заработали за семь или восемь лет. В запасе денег – ноль. По карманам, на месяц чтобы не голодать. Тогда нас спасли клиенты. Мы их никогда не подводили, никогда ни о чем не просили. И почти все сделали нам новую предоплату. Мы поднялись с колен и, наверное, от пережитого страха, в три раза нарастили обороты за год. Но больше яйца в одной корзине мы не держали.

Собрать мед по украинским селам для 20-ти тонной фуры? После этого грести на галерах покажется «лакшери» развлечением…

Найди, кому я должен доллар, и я отрежу себе руку

Была у меня в Китае критическая ситуация, почти полгода пришлось обходиться без всякого общения. Выбор был или паниковать, или найти себе занятие. Я начал по два часа в день читать себе вслух, я так лучше запоминаю текст, два часа заниматься спортом и два часа учить китайский язык. Вдруг полгода и прошло.

Не могу назвать себя профессиональным гонщиком, хотя я дважды был чемпионом Румынии в классе Time Attack. Но самый эмоциональный момент за рулем был у меня не на гонках, а на трассе по Украине. Вечер, стемнело. Я иду 180, и впереди машина идет 180. Вдруг она без причин виляет, а я вижу перед собой черный куб. Буквально за несколько минут до этого со встречки на нашу полосу вылетела машина и перевернулась. Тормозить не было никакого смысла, был тот случай, когда спасает только газ. Хорошо, когда ангел-хранитель водителей не спит на дежурстве.  Проскочили.

В торговлю медом я зашел как миноритарий и в такой момент для отрасли, как когда биткойн стоил 20 тысяч. На одной фуре можно было заработать 20-30 тысяч долларов. Прошло совсем немного времени, и фура уже приносила только две тысячи. Мои мажоритарные партнеры сдулись, а мне бросать не хотелось. И тут был момент, мы пьем вишневку с одним пасечником, и он спрашивает: «А почему вы сами не добываете мед»? И я подумал: «Действительно, а почему?». Вот это будет челлендж похлеще купи-продай. И теперь у нас 3000 гектар в Украине, 1000 гектар в Молдове и в Киргизии, как говорят наши партнеры: «Вот долина, она всего лишь 50 километров длиной, если надо под мед, то забирай».

Я навсегда запомнил один диалог со своим китайским партнером. Мы говорили о месте, где должен быть завод по производству меда, я еще тогда думал об Украине. Сохраню его слог: «Брятан, честно, эти твои производства в Украина, все красиво, но мы, китайцы, покупать мед из Украина не будем. Почему бы тебе не взять что-то в Австрии, в горах?». А я тогда уже побывал в Андорре, и у меня что-то щелкнуло, и я отвечаю, что лучше уж Андорра, чем Австрия. Тут китаец на секунду аж задохнулся. «Брятан, Андорра – это круто (он другое слово сказал). У нас в Китае живет уже 100 миллионов андоррчан!» Настал мой черед удивленно поднимать брови. Оказывается, китайцам часто лень выбирать страну при регистрации в WeChat, а Андорра в списке – первая. Хороший прикол для вирусной рекламы.

Впервые я приехал в Андорру летом. И первое, что я подумал: «Это идеальная страна для новогодней сказки. Она здесь никогда не заканчивается!»

По каждому направлению у меня есть партнеры. Но мне проще считать, что каждый бизнес – это мешок, который я обязан полностью держать на своих плечах. Если я уроню его, то мне одному будет больно. Мне так проще принимать решения и проще нести ответственность.

Как-то я рассказывал своему четырехлетнему сыну, что бизнес – это цели, задачи, эмоции… Гордей слушал меня, слушал, а потом подвел черту: «Денежки, папа, это тоже важно…»

Жаль, что мои родители не передали мне своих «якорей». Все всегда работали. Пацан (я) жив, здоров, в школу ходит? Вот и хорошо. А один из дедушек у меня был железнодорожник, бабушка работала в аэропорту, я представляю, сколько они бы мне могли всего рассказать. Поэтому я поступаю по-другому. Беру своего сына с собой всегда, когда могу. Не знаю, захочет ли он продолжать мое дело, но пока он с удовольствием ходит по производству и расспрашивает всех о том, что к чему.

Всю жизнь буду благодарен шефу моего отца. Он оплатил мое обучение в частной школе. Но, что еще важнее, он дал мне возможность безлимитного доступа в интернет. Когда час доступа стоил 4 лея с хвостиком, а у меня было 10 лей на неделю, то безлимитный интернет казался сказкой. В тот день, когда это случилось, школа для меня, считай, закончилась.

Когда в Молдове кто-то начинает выяснять, какой язык лучше, я не вижу тут ни логики, ни порядочности. Я говорю на пяти языках и жалею, что не знаю еще пять. Не понимаю, зачем самому ограничивать себя.

Молдове, как воздуха, не хватает экспорта. Мы же страна банкрот. Нам нужна искусственная вентиляция легких. Политики двадцать лет говорят о независимости, но если отключить трубу притока денег от гастарбайтеров, то с чем мы останемся?

Тридцать лет назад на «Сигнале» делали самые тонкие провода в мире. Сейчас итальянцы разворачивают такое производство у нас, в свободной экономической зоне. Мы потеряли тридцать лет и приобрели фотостудию на месте цехов «Мезона». Хочется не потерять следующие тридцать лет.

Мне было двадцать два года, когда я впервые полетел на самолете. Это был перелет из Кишинева в Китай. Я не знал, что такое Китай, я не знал китайского языка, я прилетел туда, чтобы что-то купить, потом продать и заработать денег. Была зима, декабрь, и, в один из дней, я за 30 километров поехал на пляж, к океану. Огромный пляж, с какими-то невероятными скульптурами. Я снял обувь, зашел в океан, чтобы почувствовать его волны. Стоял и думал, что я здесь не благодаря везенью, а благодаря тому, что захотел и сделал. И что так и должна продолжаться моя жизнь. Захотел – и сделал. 

В этом году, на этом этапе развития компании, моя любимая фраза – давайте не будем экономить на спичках.

Павел Зинган

Последние интервью в рубрике
Принципы жизни
21 октября 2020 года
"Моему сыну Кристиану скоро исполнится три года. Сейчас его любимая фраза: «Мама, это тебе не игрушки». Правда, чаще всего он говорит ее, когда я забираю игрушки у него..."
Принципы жизни
16 октября 2020 года
"Мир и вселенная ничего не должны нам. Если хочешь хотя бы просто сдвинуться с места, нужно прилагать массу усилий. Эволюционный процесс обрек нас на постоянную борьбу..."
Принципы жизни
09 октября 2020 года
"Если бы меня попросили бы объединить жизнь и смерть на одной картинке, я бы нарисовал прыжок в воздухе..."