#pavelzingan

Киевская провокация Пушкина (60)

31 января 2019 года Lifestyle

Практически каждый кишиневец, родившийся “во второй половине прошлого века”, разбирался в двух тортах - “Наполеоне” и “Киевском”. Но если “Наполеон” делали на праздники почти в каждом доме, то “Киевский” был тортом с аббревиатурой 2Д. Деликатес и Дефицит.

С “Киевским” тортом связана настоящая легенда

В 1956 году киевская фабрика Roshen называлась еще Карла Маркса. Однажды “карломарксовские” кондитеры, как обычно, подготовили для бисквита партию яичного белка, но забыли вовремя спрятать ее в холодильник. Чтобы не подводить коллег, следующая смена решила соорудить торт из того, что получилось. В итоге хрустящие коржи из затвердевшей белковой пены стали легендарными. А кондитер Константин Петренко стал автором “Киевского”.

Потом без интриг и шумихи не обошлось. Официально торт был запатентован в 1973 году уже с другими авторами. Орешки кешью, которые были в оригинальном торте, заменили на фундук. Причина была истинно социалистическая – прекратились дешевые поставки кешью из Индии, вот фабрика, как могла, и начала выкручиваться.

“Киевский” в три яруса пекли для Брежнева. Крем наносили по специальному рисунку, чтобы оригинальный “Киевский” можно было отличить от подделок. А поезд “Киев-Москва” называли “тортовоз”.

Кишинев, в силу географической близости к Киеву, тоже пал перед вкусом этого торта. Родственники из Киева котировались не меньше, чем акции “Амазона” на Нью-Йоркской бирже.

А причем здесь Пушкин?

Александр Сергеевич, в общем, не причем. А вот кишиневский ресторан “Пушкин 1820” очень даже причем. Потому что, по словам хозяина ресторана, “Киевский” торт – одна из визиток кухни “Пушкина”.

Поэтому, в один из недавних дней, когда Кишинев еще был девственно бел под выпавшим снегом, я заехал в “Пушкин” специально, чтобы попробовать “Киевский”.

Штрих к очарованию ресторана зимой – “крепостные” стены здания. Как бы не было холодно на улице, в ресторане тепло. Летом, кстати, старые постройки дают обратный эффект. Всегда прохладно.

Так вот, о десерте. Он провокационный. Не из-за подбора орешков, отнюдь. Причина в карамельном креме, который украшает торт сверху. Это “соленая карамель”. Сладкая и чуть солоноватая одновременно.

Могу с уверенностью предсказать, что лагерь ценителей “Киевского” торта распадется на две части. Одни скажут, что такое прочтение рецепта торта – кощунство. Другие скажут: “Вау, да это смело, так смешать вкусы!”

У меня первый вкус “Киевского” торта ассоциируется еще с теми временами, когда мама слушала винилы Окуджавы. Черный “индийский” чай, купленный с рук, ломтик “Киевского” и Окуджава из соседней комнаты:

Былое нельзя воротить - и печалиться не о чем

у каждой эпохи свои подрастают леса.

А все-таки жаль, что нельзя с Александром Сергеичем  

поужинать в "Яр" заскочить хоть на четверть часа.        

Так вот, былое пусть остается в былом. Хороший повар должен экспериментировать со вкусами. Я – “за”.

Павел Зинган

Lifestyle
Интервью с Иной Кишлару, автором проекта Fitness Mama и… . Рубрика «Пульс 120+». Партнер – Jaguar
О мечте, которая пока не исполнилась, и лососе с хреном и икрой в Mezzo. Рубрика Зинган & Ресторан при поддержке Carlevana.
Интервью с Дорианом Порческо, персональным коучем. Рубрика «Пульс 120+», при поддержке Jaguar
О "салатной карте" Barbar-a.