RU
ENG
12 марта 2020 года
Корнелия Друца. Я буду писать абстракцию

Интервью с Корнелией Друца, художницей. Рубрика All That Art, при поддержке Décor Park

В начале – история.

В Кишиневе плохо с художественными галереями. Плохо с арт дилерами. Плохо с аукционами искусства. Плохо с арт выставками. Но не все еще плохо с молодыми художниками. История и интервью об этом.

Пару лет назад две молодые девушки, Диана и Рената сделали красивую попытку открыть в центре Кишинева Gallery 73. На Еминеску, на самом красивом квартале между 31 августа и Вероника Микле. Галерея просуществовала больше года. Я часто бывал там, просто попить кофе и окунуться в атмосферу. Именно атмосферу, она там была, ее замечал каждый входящий.

Кроме продажи картин и скульптур девочки организовывали небольшие выставки, когда меняли экспозиции в галерее. То есть – довольно часто. Живая музыка, вино, гости, застеснявшийся от внимания новый художник.

На одну из презентаций девочки пригласили студентов художественного колледжа. Этим «детям» лет по 16-18 все на презентации было, наверное, впервые. Вряд ли раньше они бывали на таких событиях, где надо с бокалом вина в руке неторопливо рассматривать картины, кивать знакомым, говорить комплименты художнику и вести томные разговоры об искусстве под играющий саксофон.

Наблюдать за ними было очень интересно. Еще и из-за контраста. Большинство из них были в кроссовках, с школьными рюкзаками за спинами и выглядели как попавшие на незнакомую планету.

А теперь, собственно, почему я вспомнил эту историю. Я стоял за барной стойкой с бокалом и наблюдал за происходящим. Любимое занятие. Перед одной из картин остановилась девочка лет 17. Очень просто одетая, не будем говорить о социальном неравенстве, но очень просто одетая. Она сосредоточено жевала жвачку и даже не брала бокал с вином. На первый взгляд, и на второй, и на третий, это место, где она сейчас находилась, ей совсем не подходило. Я именно так подумал.

И ошибся.

Она встала перед картиной и реально замерла и стала с ней разговаривать. Про себя, но даже губы слегка открывались и она что-то артикулировала.  Это было не пять секунд или десять. Это было пару минут. Ее кто-то задевал плечом, ее кто-то пытался отвлечь, но она разговаривала с картиной. Между ними шел такой энергетический поток, что если бы выключили свет, то, наверное, можно было бы увидеть искры. Я наблюдал за ней как завороженный.

Когда все кончилось, и она пошла вдоль стены снова включившись в процесс общения с жвачкой во рту, я подумал, что ничего не потеряно. В Кишиневе плохо с галереями (Gallery 73 закрылась через полгода), плохо с арт дилерами, но еще есть и будут молодые художники. А значит шанс на искусство остается.

Сегодня интервью о совсем молодой художнице.  В принципе, не художнице еще, а студентке художественного колледжа имени Александру Плэмэдялэ. Но если бы я был бы арт дилером или хозяином галереи, я бы уже стал ее мониторить.

Дальше – интервью и картины Корнелии Друца


Корнелия, привет. Мы когда договаривались о встрече, я понял, что ты не идеально знаешь город. Ты не из Кишинева?

Я из Теленешт. Приехала в Кишинев в 2017 году, когда поступила в колледж.

А до этого, наверное, художественная школа?

Да, хотя это была абсолютная случайность. Там не хватало детей в группу в 3 классе, и я решила, что пойду туда.

Ты так говоришь «я решила», что по твоей интонации у меня ощущение, что ты же эту группу и создала. А может и всю художественную школу.

Если честно, я с детства считала, что буду директором. Например, такого же парикмахерского салона, как у моей мамы. И все вокруг тоже видели во мне лидера. Так что, кроме учебы, на мне всегда была какая-то общественная нагрузка.

Но, все-таки, ты выбрала художественный колледж, а не менеджмент и управление…

Думаю что одна из причин, это то, что со мной происходит, когда я пишу картины. Я всегда контролирую себя и обдумываю каждое действие и каждое слово, но когда я рисую, смешиваю краски, развиваю сюжет, это все происходит уже без контроля сознания. Само. Этот процесс меня завораживает. Я пытаюсь понять его и управлять им, но пока больше наблюдаю за ним.

Я посмотрел твои картины в Instagram до нашей встречи. Они как будто «старше» тебя…

Хорошо сказано. Я не задумывалась над такой формулировкой…

После нескольких интервью с художниками я нахватался поверхностных знаний. Мне кажется, что то, что ты сейчас пишешь, ближе к русской школе классической живописи. Так?

Нас именно этому сейчас учат. Все мои картины, что вы видели это, все-таки, учебные работы.

А если бы ты выбирала стиль сама, ты сохранила бы эту манеру письма или выбрала бы что-то другое?

Я буду писать абстракцию. Она больше соответствует моему импульсивному характеру. Но, чтобы она не была поверхностной, нужна и классическая школа. Нужна не только классическая школа. Нужны книги, фильмы, жизненный опыт, накопленные истории и эмоции. Только тогда абстракция перестает быть поверхностной и уходит в глубину.

У тебя пока нет ни одной «твоей» работы. Представь себе, что ты в очень легкой форме заболела коронавируом, тебя поместили в карантин с красками и холстом и никто тебя не трогает две недели. Такая у меня зарисовка на тему дня. И вот ты выздоравливаешь, и решила написать свою первую картину. Не задумываясь, что бы там было?

Черное дерево. Закатное небо. Но не реализм, именно абстракция. То есть дерево и небо говорили бы тихо, не кричали: «Вот я дерево, вот я – закат»

Рекламная пауза


Реклама Decor Park – тоже искусство. Наслаждайтесь)

 


 

Это коронавирус так подействовал в выборе сюжета?

Нет, у меня сейчас такое внутреннее состояние. Я вам говорила, что я очень деятельная и много общаюсь с людьми, но сейчас я почти заставляю себя оставаться в одиночестве и молчать. И ничего не делать, а это очень трудно для меня. Мне это нужно, чтобы получить пинок углубиться в себя. Наш козырь – это наша индивидуальность. Ее не сформируешь в общении, ей нужно одиночество.

После колледжа ты продолжишь учиться?

Да, я уже выбираю себе несколько университетов. Но не в Молдове. Я рассчитываю на помощь родителей. Они верят в меня и помогут, чтобы я получила хорошее образование. Мне есть еще чему учиться, чтобы построить карьеру художницы, которая могла бы считать себя независимой. А это уже не только искусство, но и бизнес. Мало писать картины, нужно уметь их и продавать.

Улыбаюсь. Вопрос на смену темы. Если бы сейчас могла бы из всего мирового наследия забрать себе домой пару картин. Что бы ты забрала?

Сейчас подумаю… Матисса, наверное, и Клода Моне.

А почему не любимую абстракцию?

Она слишком выражает личность. Я никогда бы дома не смогла повесить чужую абстракцию. Только свою.

Павел Зинган

Последние интервью в рубрике
All That Art
23 сентября 2020 года
"Работа с муралом требует хорошей физической подготовки. Уже только подъемы на леса – это нагрузка..."
All That Art
09 сентября 2020 года
"Уверен, что Кишинев еще долго не забудет ТОТ АПРЕЛЬСКИЙ СНЕГОПАД. Город был завален упавшими деревьями..."
All That Art
19 августа 2020 года
Янису 32 года. Он пишет Примадонну в стиле Джотто, пишет иконы, и пишет «Ноев ковчег», как диалог с Малевичем, который уже так состарился, что его «Черный квадрат» проели мыши.