RU
ENG
14 декабря 2020 года
Марин Бэлэнуцэ. Мы отдали под COVID парадный вход

Интервью с Марин Бэлэнуцэ, генеральным директором INVITRO Diagnostics.

#ИНТЕРВЬЮ

Марин, добрый день. Дай добро на «неформальное» интервью с генеральным директором...

Это зависит от темы.

Тема простая. Мне рассказали, что в самом начале карантина вы, в INVITRO, приняли решение, что административный аппарат, в том числе и генеральный директор, тоже «выходят на передовую» и начинают брать заборы анализов на COVID. Правда?

Полная правда. Но что тут рассказывать, это же будни?

Вот тут ты не прав. Людей, которые интересуются как, с научной стороны, работает анализ на COVID, не так уж и много. Это слишком специальная информация. Зато каждый может на себе представить, что значит быть «гражданским», управлять компанией, как менеджер и, вдруг, надеть костюм уровня химзащиты и отправиться брать анализы на COVID. Особенно не сейчас, когда уже накал страхов чуть притих, а тогда, в марте, когда COVID казался монстром из фантастического фильма.

С химзащитой ты, пожалуй, переборщил. Но, да, респиратор, экран, комбинезон, перчатки, все это было.

Что послужило толчком для принятия такого решения? Не думаю, что твоя детская мечта была брать анализы в пандемию…

Причин было, наверное, две. Резкий скачок нагрузки на персонал, первое время мало кто уходил с работы раньше двенадцати – часа ночи. Если у кого-то поднималась температура – сотрудник до выяснения оставался дома, персонала не хватало. И - психологический фактор. Ситуация нагнетается, по телевизору и в интернете все новости о смертях и заражениях, а тебе нет еще и тридцати лет и нужно ехать к потенциально зараженному человеку на дом взять анализы.

Мне бы было страшновато…

Поэтому я посчитал, что нужно подать личный пример, что руководство не может в этот момент «отсиживаться», прикрываясь должностными обязанностями. В срочном порядке мы собрали совещание. И хотя первый вопрос был не этот, а как оградить поток людей, сдающих обычные анализы от тех, кто может быть заражен COVID, но на том совещании мы решили, что и я, и медицинский директор примыкаем к командам на забор материалов.

А как, кстати, вы решили вопрос о разделении потоков сдающих анализы?

Мы нашли хорошее решение – заблокировали вход в административный блок и отдали парадный вход  для тех, кто проверяется на наличие COVID. Сотрудники сейчас входят через служебный вход. Так что два потока не соприкасаются.

Всегда охочусь за деталями, как ты учился брать заборы, не в медицинский же институт поступал на неделю?

Тут я самоучка. Вместе с о старшей медсестрой и нашими врачами мы поработали над инструкцией, как делать заборы…

Это теория. А практика, был же «первый» раз? Вот я про него спрашиваю. Это как первый раз выйти к камерам на публичном выступлении?

Ты драматизируешь. Мы тренировались друг на друге, мой первый забор я сделал у нашего сотрудника склада.

А первый «настоящий»?

Выехал на дом. Это был взрослый мужчина, к тому же мой родственник, я не мог отказать и решил поехать сам.

Было страшно? Ты, кстати, уже болел COVID?

Я прагматичный человек. Особого страха не было. А после первых полутора месяцев работы стало понятно, что COVID не такой агрессивный в заражении, как тот же грипп. И что меры безопасности вполне достаточны, чтобы не заболеть. Так что, хотя для всех мы находимся в эпицентре пандемии и постоянно общаемся с зараженными, но я еще не болел. И среди нашего персонала заболевших были единицы и то, это скорее заражение не на работе, а в бытовых условиях. Сейчас я, чтобы психологически поддержать больного, могу и за руку с ним поздороваться, если это мой личный знакомый. Человек не должен себя чувствовать отщепенцем только потому, что заразился COVID. Это – обычная болезнь. Еще раз повторю, что COVID не так агрессивен и соблюдение мер безопасности и гигиены дает очень высокую гарантию, что ты не заболеешь.

И теперь ты каждый день, кроме административной работы, занимаешься заборами анализов?

Уже нет. Пик загрузки был в апреле – мае. Хуже всего дела обстояли на юге республики. По стечению обстоятельств несколько винных компаний стали очагами заражения. За один раз мы выезжали в несколько сел. Было, по своему, интересно. Как в кино на переговорах. Села были заблокированы, чтобы туда попасть даже нам, с анализами, велись переговоры с местной властью, а, иногда, и поднимались на уровень Правительства.

И сколько заборов уже лично на твоем счету?

Ты так спрашиваешь, как будто я вел специальный подсчет. Больше сотни, наверное. Но сейчас это уже исключительные случаи, в большей степени, когда речь идет о знакомых людях. Пандемия длится уже достаточно долго, так что мы уже вошли в определенный график работы, еженедельных ночных переработок у нас нет.

На прощание, может, дилетантский вопрос. А вакцинация? Вы будете иметь право вакцинировать от COVID?

Мы уже изучаем возможности приобретения различных вакцин и ведем предварительные переговоры. Но это будет не в рамках медицинских лабораторий, это прерогатива уже медицинского учреждения. Так что, не буду скрывать, речь идет о будущей клинике. И там мы уже будем вакцинировать от COVID.

Павел Зинган

Последние интервью в рубрике
Business and Lifestyle
19 февраля 2021 года
"Работа в Philip Morris научила меня быстрой адаптации к любой новой задаче..."
Business and Lifestyle
19 февраля 2021 года
"Хочу добавить, что мы рассматриваем Молдову не только, как ресурс квалифицированной рабочей силы, но и как перспективный рынок для уже созданных нами продуктов..."
Business and Lifestyle
19 февраля 2021 года
"Работа HR-специалиста не заканчивается приемом на работу, а только начинается. Нужно находиться рядом с людьми, общаться, наблюдать, замечать проблемы раньше, чем они проявятся..."