RU
ENG
23 сентября 2020 года
Раду Думбрава. Если ты будешь в Ватикане, ты просто должен увидеть это…

Интервью с Раду Думбрава, художником. Рубрика All That Art при поддержке Décor Park

#ИНТЕРВЬЮ

Раду, привет. Ты – художник – монументалист. Площадь картины в 50 или 100 квадратных метров – это твоя практика работы. Не теряется ли, при таких масштабах, внимание и любовь к деталям?

Если говорить именно о любви к деталям, то хочу рассказать об одном из самых ярких впечатлений для меня, как художника. Ты был в Ватикане, в Сикстинской капелле?

Был.

Не уверен, что ты обратил внимание, но я был просто поражен одним фрагментом. И это – не фрагмент фрески на потолке. Когда уже выходишь из капеллы внизу есть расписанный фриз. На нем изображены просто ткани. Но они прописаны просто божественно. Фактура, цвет, тень. Еще сверху по ним золотая паутина. Ты не дотрагиваешься до этой ткани руками, твои глаза как будто становятся пальцами и физически ощущают прикосновение к прохладе и скольжению ткани. Не спорю, Боттичелли и Микеланджело – гении. Но тот художник, который написал эту деталь с тканями – он тоже гений. Я несколько минут не мог оторваться от этого места.

Уже жалею, что был в Ватикане ДО твоего рассказа. Но в следующий раз буду точно искать этот фрагмент. Тем не менее, возвращаясь к вопросу, в своей работе ты уделяешь внимание деталям?

Знаешь, кроме настенной живописи, я еще и выпускаю авторские открытки. Но, если говорить о работе с большими масштабами, то я всегда думаю о деталях. На мой взгляд, монументальная живопись и состоит из деталей. Единственная поправка – художник должен представлять, как эти детали будут видны с разных расстояний.

Кстати, какая самая большая твоя работа?

Не могу сказать, что «моя», но я работал по приглашению в Польше. Там, в городе Легионово самая большая в Польше и в Европе настенная живопись. Расписана стена высотой три метра и длиной 750 метров. 100 битв из польской истории с 997 до 2007 года. На этой стене есть пару фрагментов, связанных с Молдовой. Битва под Хотином. С польскими муралистами меня связывает многолетняя дружба, поэтому меня и пригласили.  В этом фрагменте – баталия с участием конницы, так что я рисовал самое сложное – лошадей.

А самая первая твоя работа?

Олень на стене дома на перекрестке Дачия и Куза Водэ. Это как раз была коллаборация с Польским институтом в Бухаресте, совместный проект с Примэрией Кишинева.

Физическая нагрузка во время работы большая? Это, все-таки, не пейзаж на мольберте писать…

Работа с муралом требует хорошей физической подготовки. Уже только подъемы на леса – это нагрузка. За восемь часов работы валик в руках, которым ты работаешь, становится уже не таким легким, как в первые десять минут. А иногда настенная живопись – это реальное преодоление себя. Был момент, когда я с партнером должен был закончить роспись стены на Дворце культуры железнодорожников. Открытие в субботу, а на дворе уже пятница, и мы не успеваем. Ноябрь, снег с дождем, ветер. Температура, от силы, 6-7 градусов тепла. Две пары штанов на высоте 10 метров ветер продувает насквозь, руки заледенели. Но работать надо, и успеть надо.

Успели?

Успели.

#ADV

Не пропустите первую с момента открытия выставку в Decor Park. С 3 по 10 октября вы сможете полюбоваться живописью, графикой и скульптурой, где ключом к просмотру будет слово “Ню”.

Обнаженная красота бывает ослепительна, не правда ли? 

А сегодня посмотрите и пару работ, которые будут представлены на выставке

В Кишиневе уже есть несколько стен, которые украшают твои работы. Мне, например, очень нравится колористика твоей росписи на стене стадиона Динамо. Той части, которая выходит на улицу Щусева, с ярко-желтым, сочным цветом и раскадровкой прыжка в длину. А есть у тебя мечта и планы на какую-то стену в Кишиневе? Как будто ты бы выиграл право загадать желание Примэрии?

Есть стена, которая мне очень интересна. Торец жилого дома на углу Штефана и Измаил. Я бы написал там самого Штефана. Так, чтобы проходящие мимо выправляли плечи, и гордились, что такая личность была в молдавской истории. Причем само изображение не должно копировать памятник, это должен быть «живой» человек. Особенно, если правильно подсветить стену. Представляете: ночь, снегопад и выступающая из темноты стена…

Ты сказал снегопад и напомнил мне о своих открытках. Они же были новогодние?

Да. Первый раз я их сделал, кажется в 2016 году. Сначала я писал холст с этими изображениями, а потом фотографировал и отдавал на печать,  по 200-300 штук.

Интересно, как после «стены» работать с таким мелким форматом?

Абсолютно нормально. Не забывай, что эскиз того, что будет на стене рисуется тоже не в монументальном формате.

Последний вопрос. Живопись надолго?

Не знаю, как на всю жизнь, но на ближайшие 10-15 лет точно. Мне хочется, чтобы мое искусство, не улыбайся, если звучит пафосно, способствовало улучшению мира. Чтобы оно меняло людей, чтобы их жизнь стала ярче и интереснее.

 А почему «не улыбайся»? Я и сам пишу для этого. Без «миссии» жить не так интересно…

#ГАЛЕРЕЯ

 

Павел Зинган

Последние интервью в рубрике
All That Art
18 октября 2020 года
"Мне тридцать. Даже не ожидала, что это окажется переход к очень гармоничной и по новому осознанной жизни. Поменялись приоритеты, я стала отсекать все лишнее..."
All That Art
05 октября 2020 года
"В нашем недавнем прошлом нам навязали стереотип, что творческий человек не должен думать о прибыли, что сама эта мысль противоречит высокому служению искусству..."
All That Art
09 сентября 2020 года
"Уверен, что Кишинев еще долго не забудет ТОТ АПРЕЛЬСКИЙ СНЕГОПАД. Город был завален упавшими деревьями..."