#pavelzingan

Ион Карпов. От фабрики на 4000 рабочих мест до уникального детского сада

21 мая 2020 года Бизнес

Интервью с архитектором  Ионом Карповым. Рубрика «Архитектура и дизайн» при поддержке компаний OBJECT и Sto Moldova.

Ион, здравствуйте. Перед нашей встречей набрал в Google «ион карпов архитектор». Самая «свежая» ссылка о вас – 8 сентября 2016 года. Короткая новость о том, что Ион Карпов, главный архитектор Кишинева, подал заявление об отставке в связи с участием в международном проекте по строительству и архитектуре». И с тех пор – тишина.

Не могу сказать, что я часто даю интервью... Я даже не имею страницы ни в Facebook-e, ни  ВКонтакте, ни в Однокласниках. 

Если вопрос корректен… Международный проект состоялся, или это был официальный повод подать в отставку?

Состоялся. Это была фабрика Sumitomo Electric в оргеевской субзоне Свободной экономической зоны в Бельцах. На момент открытия фабрики Sumitomo Electric владела около 40 фабриками в мире и контролировала 27% мирового рынка электропроводки для автомобилей. С точки зрения масштабов, то фабрика в Оргееве – это 27 тысяч квадратных метров и более 30 миллионов евро инвестиций.

Достойная рокировка! Вы были главным архитектором проекта?

Господин Игорь Корман, он с самого начала возглавил фабрику, сделал мне предложение стать  супервайзером строительства, а также проектных работ. Моя роль состояла в том, чтобы воплотить проект в жизнь. Я отвечал за все этапы работы. Можно сказать и проще, если моей подписи не было на акте выполненных работ, то не перечислялся ни один евро или лей из общего бюджета проекта.

Масштаб у Sumitomo Electric серьезный. Но это все-таки один объект. Не было скучно после трех с половиной лет работы главным архитектором Кишинева?

Объект один, но очень сложный - технически и технологически. Дорогой - финансово, ответственный - с точки зрения сроков и требований иностранных инвестиций. Я получил колоссальный профессиональный опыт, за что безмерно благодарен Игорю за эту возможность.

Скорее я меньше себя мог реализовать на посту главного архитектора города. Это был мой первый опыт работы в государственной структуре. За этот период слишком много моих предложений по изменениям в департаменте архитектуры не было принято. Ушел я не за один день. Несколько месяцев меня не отпускали, видимо искали кандидатуру на замену.

Сложный был переход? Ведь одно дело архитектура как проектирование, а другое – быть куратором, не побоюсь сказать, огромной высокотехнологичной стройки?

Задача была нетривиальная. В чистом поле, в условиях сложной геологии, на участке высокие грунтовые воды, за полтора года построить фабрику на 2400 рабочих мест. При этом, что проектную документацию готовили немцы над которыми стояли еще более дотошные японцы. И следовать проекту, как вы понимаете, необходимо было неукоснительно. Тем более, что речь идет не просто о «коробке», а о высокотехнологичном производстве. Знаете, что меня больше всего подкупило в проекте?

….

Отношение Заказчика к простому рабочему. Начиная от доставки рабочего на фабрику, до его обмундирования, условий работы, душевых, организации питания. Вплоть до продуманной защиты от сквозняков, чтобы персонал не простужался. Не говорю уже о факторе безопасности условий труда. Тут и у немцев «пунктик», а над ними еще и японский генеральный заказчик.

Вы уложились в сроки строительства?

Вспоминая объект мне трудно в это поверить, но – да. Последний рывок было озеленение. На открытие фабрики приезжала делегация из Японии во главе вице-президентом компании Мицуо Нишида. А мы должны были привезти из питомника деревья и высадить их на 4 гектарах.

Судя по вашему тону, то успели…

Успели. И даже на 100 деревьях подъездной аллеи, по шнуру, сделали побелку стволов. Почему я вспоминаю об этом, потому что иногда детали запоминаются не меньше общего. Японская делегация уже уезжала с открытия и вдруг, на выходе с фабрики,  японцы специально остановились и отдельно оценили идеальную линию на перспективе побеленных деревьев.

Это был какой год? Вы остались на фабрике?

Это был 2017 год. Моим условием, когда я взялся за проект, сразу было: заканчиваю, сдаю, готовлю преемника и ухожу. Я вернулся к архитектуре.

Вернулись… А что было «ДО» поста главного архитектора Кишинева и до Sumitomo Electric?

В начале 2000-х годов, после окончания института, я работал в «Кишиневгорпроект-е» в мастерской Влада Модыркэ. Самостоятельную работу я начал с частных домов. Знаете как иногда бывает… Вроде случайная встреча, но она меняет всю вашу судьбу. Мы тогда с моим товарищем, Георгием Кожокару, работали вместе и познакомились с одним бизнесменом. Он заказал у нас частный дом для себя и, по тем временам, оказался очень «великодушным» заказчиком. Не вмешивался особо в строительство, давал нам почти полную свободу. Дом мы построили и сдали, с ответственностью за все, вплоть до занавесок. И вдруг на новый дом появился покупатель. С заказчиком на тот момент уже были дружеские отношения. Он спрашивает: «Продавать? Вроде же только что закончили? А жестко отказывать не хочется…». Я посоветовал назвать цену прилично повыше. И вдруг дом все равно продается….

В итоге мы построили тому же заказчику еще один дом. И пошло, сошелся дебет с кредитом. На стали передавать из рук в руки. Рекомендация за рекомендацией и мы стали строить по 3-4 дома в год. От проекта до дверной ручки и травы во дворе.

И вы от частных домов шагнули сразу на пост главного архитектора города?

Нет, конечно. В 2003 году, мы совместно с супругой, основали фирму AXIS MUNDI с правом выполнять проектные и строительные  работы.

 2008 год, год предыдущего кризиса я встречал уже с опытом строительства высотных жилых домов и своей строительной бригадой. У меня тогда работало, наверное, около 250 человек. 2008, кстати, очень многому научил. Кризис и в строительстве был тогда очень серьезный. Далеко не все строительные компании прошли его успешно. У нас тоже проблем хватало, но на ногах мы остались.

А когда точно поступило предложение стать главным архитектором Кишинева?

Это был  2012 год. Переговоры со мной начал еще господин Гимпу. Было и забавное совпадение. О наших переговорах мало кто знал и, когда я уже согласился перейти на работу в город (июнь 2013 года), на второй день мне пришло предложение на должность Министра строительства. Но я уже дал согласие на «Кишинев» и – отказался. 

Время уже относительно давнее… Прокомментируете свою работу на посту главного архитектора?

Приведу сравнение на личном опыте. Две параллели. Как я строил фабрику в Оргееве, и как строилась работа в Кишиневе. В Оргееве тогда тоже не было единства в городском управлении. Но когда речь шла о получении разрешений и согласований, то нам никто не мешал. Хоть я и был для Оргеева «чужой», но не помню, чтобы решение какого-то вопроса затягивалось. В Кишиневе все было по-другому. Политическое противостояние в муниципальном Совете никак не шло на пользу города. Я иногда с ужасом присутствовал на заседаниях, настолько обсуждение далеко отходило от интересов города, как объекта архитектуры и строительства. Это, пожалуй, и было основной причиной моего ухода. Я – архитектор, а не политик.

Буквально на прошлой неделе я брал интервью у руководителя крупной компании по производству бетона. И понял, что «идеальный мир» разрешительной системы в строительстве до сих пор не создан. Мне сказали, что с конца осени прошлого года в Кишиневе, практически, не было выдано ни одного разрешения на новое строительство. Как вам работается в таких условиях?

Очень много работ застряли на стадии предпроектирования. Это торможение точно не идет на пользу ни бизнесу, ни экономике в целом. У заказчиков есть потенциал и желание строить. А это так необходимые в условиях кризиса рабочие места и поступление налогов в бюджет, начиная от НДС на импорт.

Как я слышал, причины в том, что новая городская власть приняла решение кардинально изменить принципы застройки в столице, по-новому взглянуть на генеральный план города и остановить те негативные процессы в городском строительстве, которые последние годы выступали постоянным объектом критики.

Знаете, мне по этому поводу вспоминается одно из заседаний Муниципального совета, на которых я участвовал. Один из депутатов задал мне, как архитектору, вопрос. Почему мы, как лоскутное одеяло, обновляем старый городской план, почему бы нам не создать новый генеральный план города, соответствующий веяниям времени…

И что вы ответили?

Что мы можем очень просто создать новый городской план Кишинева. Взять колышки, вылететь с ними на Луну, разметить все с чистого листа и построить новый Кишинев. Я очень скептически отношусь к планам построить столицу заново. Будем реалистами. Мы унаследовали городскую структуру, где многим коммуникациям уже исполнилось больше полувека. Не утверждена транспортная схема города. Нет регламента по рекламе. Мы ограничены красными линиями сложившихся улиц, объектами частной собственности, которые нельзя просто взять и отобрать и десятками других факторов. Когда я слышу о том, что новый генеральный план города может появиться за полгода, я очень недоверчиво отношусь к таким срокам. Кто бы не работал над генпланом, какие бы чудо-специалисты не были бы привлечены, минимальный срок – это три года, а приемлемый – пять. Сама процедура согласований и заключений, а она не может быть параллельной, большинство этапов не могут начаться, пока не завершатся предыдущие согласования, так вот, только процедура согласования займет не меньше года. И после этого еще и Минкультуры, Минэкономики, Минфин, на любой план нужны бюджеты. Так что, чтобы подвести итог этой тираде, скажу, что мне очень хочется верить, что разрешения на новое строительство начнут выдаваться в скором времени. И что они не будут ждать нового генерального плана города, а будут выдаваться параллельно с его созданием.

Тем не менее, вы работаете?

Тем не менее, мы работаем. Мы закончили комплекс 9-10 этажных жилых зданий на Алба Юлиа. Выиграли тендер и занимаемся большим проектом комплекса зданий Moldelectrica, там только участок – три гектара. И, по традиции, продолжаем работать с заказами на частные дома.

Ион, уверен, что на первой встрече я пропустил какой-нибудь важный вопрос. Какой из ваших проектов мы не упомянули, а стоило бы?

Детский сад DoReMicii в Калараше. За это проект наше архитектурное бюро получило премии и в Молдове и, в прошлом году, в Румынии. Проект финансировала Германия. Этот детский садик был спроектирован по всем правилам современного «пассивного» дома. Концепция предполагала полную независимость здания с точки зрения использования энергии, так как отопление осуществляется за счет трех видов возобновляемых источников энергии: котел на биомассе, пять геотермальных насосов и четыре солнечных панели. Но основной «источник» отопления – сами дети. Когда они в садике, двигаются и играют, то тепла, которое выделяют их тела достаточно для обогрева здания. В результате расходы на содержание детского сада площадью в 1100 кв.м. сопоставимы с расходами трехкомнатной квартиры. Пока этот проект уникален не только для Калараша, но и для Молдовы в целом.

Снимаю шляпу, хотел бы , чтобы мои внуки ходили в такой садик…

Моя поддержка – Sto Moldova


Сегодня – нарушение «рекламного» распорядка. Приглашение на «кухню» рекламы на сайте pavelzingan. Точнее, на изменения на кухне.

Вместо традиционного рекламного блока – разговор с Ириной Ткаченко, коммерческим директором Sto Moldova. Чтобы легче было себе представить обстановку разговора: большинство интервью с архитекторами и дизайнерами проходит в кабинете Ирины. В этот момент, она, как правило, уезжает по делам. А после интервью мы уже с ней часто «договариваем» и пьем кофе.

Вот «запись» одного из последних разговоров:

Павел, у меня ощущение, что нам нужно что-то поменять в рекламе, которая выходит у тебя. Я хочу большего эффекта. Давай посоветуемся и решим что изменим…

Хочешь спонтанное решение. Часто они самые лучшие. Клянусь, на ходу придумал. Мне пришла в голову ассоциация с одним моим любимым рассказом. «Я нанимаюсь видеть сны»

Вы хотите спать в Sto, чтобы его рекламировать?

Нееет. Я про другое. Я же читаю вашу рекламу, когда ее размещаю у себя. Вот смотри, например: «Sto-является Лидером в области экологически безопасных технологий строительства, ремонта и благоустройства жилых помещений». Или: «Мы предлагаем архитекторам, проектировщикам и конечным пользователям широкий выбор долговечных и технически надежных решений»…

И что?

Давай выйдем на улицу, возьмем первых десять встречных, зачитаем им эту рекламу, и попросим повторить, что они запомнили и на что они обратили внимание. Как ты думаешь, что они вспомнят?

Но ведь Sto-является Лидером в области экологически безопасных технологий строительства…

Я разве спорю? Но, как журналист, а лучше, как человек влюбленный в тексты, я могу сказать точно. ТАКОЙ текст – не работает. Он – не живой.

И что же вы предлагаете? Причем здесь сны?

Сны не при чем. Ключ для ассоциации был в «Я нанимаюсь…». Смотри, какое у меня предложение. Я человек любопытный и обожаю продавать. Давайте вы меня подготовите на уровне вашего консультанта по продажам вашим предложениям. По всему ассортиментному ряду Sto. Ну, или. По крайней мере, по хитам продаж.

И товар будет ваш, а подача моя. Я попробую «продавать» продукцию Sto в своем стиле. Рискнете на эксперимент? А за это я обещаю выучить наизусть вот эту фразу:

«Ведущий мировой производитель материалов и систем для теплоизоляции фасадов зданий, эпоксидных и полиуретановых напольных покрытий , а также  красок и штукатурок для внутренних и наружных работ».

Я должна подумать, Павел…

Ираааа! Давай экспериментировать. Старые формы рекламы тебя не утраивают. А новые надо проверить. Давай попробуем? Вот я уже выучил: Миссия Sto –«Строить осознанно»..

Хорошо. Пробуем.

P.S. В следующих выпусках рекламы в рубрике «Архитектура и дизайн» я попробую по-своему подавать рекламу. Посмотрим, что из этого получится…

Павел Зинган

Бизнес
"Это было даже особое удовольствие – работать в тишине. Могла заработаться до пяти утра, не тратила время на переезды. Сложился какой-то особый внутренний ритм, пусть даже не совпадающий с ритмом, в котором жили мои заказчики".
"Один из консультантов проекта, супер профессиональный гид - Федор Евстигнеев, откроет нам магическую гору Мэгура, вид с которой простирается вокруг на сотни километров"
"Я спланировал, что первую покупку в рассрочку сделаю в Pegas-e. Магазине, не ресторане. Там есть вяленые помидоры, которые я обожаю и маслины Каламата в очень удобной упаковке".
"SOBEL – это разумная мода и разумное потребление. Вещи ни в коем случае не вычурные. Без излишеств. Уход в минимализм. Я бы даже сказала, что это эссенциализм в моде".