RU
08 июня 2021 года
Виталий Аремеску. Мы хотим попасть в мировой ТОП-10 компаний по автоматизации бизнеса

Интервью с Виталием Аремеску, CEO и Founder в EBS Integrator.

#INTRO

ИТ-компания с десятилетней историей. Офис на двух этажах нового административного здания на территории технопарка бывшего тракторного завода в Кишиневе. 70 сотрудников с фондом зарплаты, который легко прикинуть, понимая, что хороший программист в Кишиневе стоит гораздо больше 1000 евро в месяц. На сайте компании – портфолио крупных международных заказов. Средний возраст сотрудников и руководства компании сильно не дотягивает до 40 лет.

Представили?

Тогда для интервью с Виталием у вас уже сформировался правильный бэкграунд.

#ИНТЕРВЬЮ

Виталий, привет. Меня попросили с тобой встретиться твои пиарщики, чтобы написать интервью – историю успеха. А давай просто напишем историю, без пафоса?

Согласен, Павел. Вместе с моими друзьями и партнерами мы всегда хотели изменить к лучшему вещи вокруг нас и, особеннно, в ИТ-индустрии в Молдове. И я понял одну вещь: людям в нашей стране нужны хорошие примеры честных и открытых бизнесов. Поэтому, поговорив несколько недель назад с нашей коллегой по связям с общественностью о том, что мы сделали и что хотим делать сегодня, я решил встретиться с вами. И вот я здесь.

Тогда давай знакомиться. Первый вопрос, который меня всегда интересует, когда я знакомлюсь с ИТ-компанией: EBS Integrator – это аутсорсинг или вы работаете с собственными продуктами?

Аутсорсинг – это, на мой взгляд, неизбежный период роста перед тем, как начинать работать с собственными продуктами. И я рад, что мы уже вышли на рубеж, когда мы начинаем заниматься не только аутсорсингом.

Ну, судя по численности команды, EBS Integrator, даже если аутсорсинг у вас пока преобладает, явно не лэндинг-пейджи клепает с утра до вечера. У вас либо пару «жирных» постоянных заказчиков, либо какая-то специфическая компетенция. Других вариантов, чтобы обеспечить устойчивый приток денег, хотя бы на зарплату, я не вижу.

Вы правы, специализация у компании за десять лет сформировалась. Это большие проекты, которые ориентированы на высокую пользовательскую нагрузку и цифровая трансформация традиционных бизнес-моделей, то, что сейчас называют диджитализацией бизнеса.

А попроще? Примеры?

Мы делали, как техническая поддержка, доску объявлений для Африки. Для простоты, будем считать, что это были 999 для Африки. Проект уже работал, когда к нам обратились, но «падал», не выдерживал количества запросов. Мы обеспечили стабильную работу проекта при 30 000 запросов в секунду. Также мы разрабатывали аналогичные проекты для Англии и скандинавских стран – Швеции и Норвегии.

Другой пример. Благодаря технологиям, которые мы предложили нашим клиентам, мы помогли нескольким компаниям преобразовать  традиционную бизнес-модель в цифровую, что не только помогло им преодолеть пандемию, но и вообще ускорить свое развитие. Примером может служить оцифровка сети парикмахерских или, как еще один пример - цифровая трансформация крупнейшего сообщества родителей в Румынии путем внедрения мобильного приложения.

Звучит круто. Особенно то, что касается проектов с высокой нагрузкой. Я знаю, как минимум, две хорошие команды, которые выстраивали международные проекты, а потом откатывались на пару месяцев или, даже, на полгода, из-за того, что система не выдерживала нагрузки, а ее масштабирование оказалось совсем не тривиальной задачей. А как вас занесло в Африку?

У проекта были европейские фаундеры.

Ты сказал «специализация». Но специализация, это не один проект, какой бы он не был большой…

И у нас не один проект. Так получается, что мы работаем с большими нишевыми проектами. Мы сделали самую большую в Скандинавии доску объявлений для купли-продажи лошадей, и самую большую площадку в Великобритании для торговли кошками, собаками и домашними животными, двенадцать миллионов пользователей. И, немного особняком, стоит проект Global Database – база данных предприятий по 195 странам мира. Особняком, потому что мы на одном из этапов развития проекта стали его партнерами. Так что его можно считать одним из первых наших продуктов.

Стой. Для истории успеха нужно начало бизнеса где-нибудь в гараже, а мы уже говорим про сегодняшний день, когда достижения реально ощутимы.

Начало бизнеса у меня было в онкологическом институте, а потом в медицинских учреждениях, которым много в том районе города, меня передавали из рук в руки.

Ты меня запутал. Так все начиналось с ИТ или с медицины?

Давай коротко расскажу тебе свое CV, хотя как наемный работник я работал только на одной работе в жизни. Я приехал в Кишинев из Дрокии. Учился в ASEM на кибернетике и информатике. Хотя я тебе соврал, когда сказал, что работал только на одной работе. До нее я еще работал охранником в лицее, пока учился в институте. J

После ASEM я два года работал в крупной строительной организации инженером по ИТ. Или, если взглянуть на это по другому, то помощником генерального директора по организации бизнес-процессов. А потом триггером выступил один мой друг. Появилась возможность написать программу для онкоинстистута. Проверка выявила, что у них плохо организован учет медицинских препаратов, а они же работают с обезболивающими, которые требуют особого учета… В общем я написал им программу учета. А потом выяснилось, что у них нет компьютерной сети. Тогда я развернул им сеть. С этого все и началось.

Зная, как устроен медицинский мир Кишинева и вспоминая то время, тебя, наверное, начали рекомендовать из одной больницы в другую?

Так и получилось. У нас были очень невысокие цены и хорошее качество. Так что заказов хватало. И EBS Integrator начал свою историю.

Как, кстати, расшифровывается EBS Integrator?

Лучше не расшифровывать. Я тогда решил, для солидности включить в аббревиатуру и «enterprise», и «business», и  «solution». Получилось масло-масляное, но не менять же уже название. А добавка «Integrator» появилась, когда сформировалось ядро команды, которое и сейчас работает вместе со мной.

Какие клиенты пришли потом на смену молдавским больницам?

Мы сделали два продукта, с которыми работаем до сих пор. Это был софт для управления колледжами и университетами и софт для управления компаниями микрофинансирования. С первым заказом мы возились достаточно долго, но потом приходили со своими разработками. Так что 6 компаний микрофинансирования в Молдове работают на нашем софте. Наша платформа может управлять портфелем в 20 миллионов евро или 2000 клиентов, и при этом для управления ей нужно всего лишь несколько человек.

А потом был какой-то неожиданный рывок в развитии?

Нет, рывков особенных я не помню, мы всегда развивались поступательно. Может быть, к скачкам можно отнести момент, когда я понял, что созданная мной организация - это моя тень и пока я не вырасту как личность, организация не будет расти. Три года назад я понял, что мне не хватает системной подготовки для управления компанией и обеспечения ее роста. Случайно или нет, но Бог привел на мой путь неординарных людей, с которыми я начал развиваться и расти лично. В этом контексте у меня был мини-MBA, за время которого я многое прояснил для себя. И с этого момента все начало меняться в моей жизни и в компаниях, которые я создал.В этом изменении первой реализованной привычкой было просыпаться рано утром, начиная с 5:00, и с этого момента мне удалось сделать сильный перезапуск себя и своего бизнеса.

Вставай в пять утра и жизнь изменится?

Так оно и оказалось. Третий год я живу именно так, и это дает свои результаты.

И еще скажи, что ты увлекся бегом по утрам…

Нет, чтобы не отвлекаться на все виды спорта, которыми я увлекся, я просто дам тебе одну фотографию для интервью, там станет все понятно, давай лучше вернемся к бизнесу. Все-таки именно он, а не спорт, для меня главное.

Давай. Ты говорил, что вы стремитесь уйти от «жопочасов», шикарное, кстати выражение, уйти от продажи времени программистов и начать делать собственные продукты. Так? И назвал Global Database как один из первых ваших продуктов….

История Global Database такая. К нам из Великобритании обратился наш, кстати, молдаванин, сделать проект – сервис по предоставлению информации о предприятиях по всему миру. Мы начали делать проект, он заплатил, но, в какой-то момент, остановился и заморозил проект.

Бывает.

Бывает. Но когда он через полгода обратился к нам с заказом другого проекта, я сделал ему встречное предложение. Поднять вместе отложенный проект по базе данных предприятий. С тех пор мы с ним стали партнерами, а он даже вернулся в Молдову, и мы уже вместе занимаемся развитием проекта. До недавнего времени развивали его на свои деньги, но сейчас думаем о привлечении первых инвесторов. Проект быстро набирает обороты, среди клиентов у нас даже Amazon появился. Пришло время для агрессивного маркетинга. Вот для него мы и будем искать инвестиции.

Есть ли у вас еще планы на собственные продукты?

Да. Я не хочу развивать компанию по пути армии из 1000 программистов. Пусть лучше это будет 100 высококлассных инженеров и собственные продукты. Сейчас наш десятилетний опыт программирования мы трансформируем в создание платформы для автоматизации бизнеса и автоматизации девелопмента. Мы хотим создать инструмент, который позволил бы автоматизировать бизнес-процессы компании.

По принципу low-code/no-code платформ?

Да, нужно создать среду разработки программ, когда акцент был бы не на написании кода, а на оптимальном выстраивании именно бизнес-процессов предприятия и возможности их быстрого и гибкого изменения. Темпы бизнеса в мире ускоряются, будущее за быстро адаптирующимися системами и готовыми микросервисами. Это еще одно наше направление – разрабатывать и предлагать готовые компоненты, которые повторяются от проекта к проекту, и нет смысла их каждый раз создавать заново.

Если одной фразой подвести итог разговору, то куда стремится EBS Integrator?

Войти в мировую десятку компаний по автоматизации бизнеса.

Павел Зинган

Последние интервью в рубрике
Business and Lifestyle
08 июня 2021 года
"Самая большая теплица, которую мы построили – в Краснодаре. Ее площадь четыре гектара.."
Business and Lifestyle
03 июня 2021 года
"На самом деле, у нас микс. Америка – 70, Европа – 20, и Россия -10..."
Business and Lifestyle
01 июня 2021 года
«Дети Дождя» - это общественная организация, ассоциация для помощи детям с редкими заболеваниями..."