RU
07 январь 2022 года
Александр Черноуцан. «Трактор» познакомил меня с новыми партнерами и друзьями

Интервью с Александром Черноуцан, CEO Rikipal. Серия интервью «Трактор и трактористы» при поддержке Ganea Group.

#ИНТЕРВЬЮ

Александр, привет. Интервью с тобой – второе в серии «Трактор и трактористы». Поэтому уже не буду спрашивать, что такое «Трактор». Спрошу другое, как в гагаузский лес с палатками попал бизнесмен, у которого и так доля рынка (***деревянных поддонов) 30-35%, и которому советы как вести бизнес или мотивация не нужны?

Ты не прав. С любой долей рынка можно испытывать неудовлетворенность и желание развиваться. Тем более, что 2021 год был для меня непростой и я реально искал новые пути и стимулы развития. Так что «Трактор» пришелся кстати. Туда первым записался мой тренер и коуч – Дорик – ты же меня с ним и познакомил.  Я послушал Дорика, подумал, что мне было бы интересно лично познакомиться с Игорем Ганя, которого я знал только по социальным сетям, интересно окунуться в общение с сотней незнакомых мне предпринимателей, и решил тоже подать заявку на участие.

Перспектива двух ночей в палатке в летнюю жару тебя не смутила?

Нисколько. Хотя я впервые ставил в своей жизни палатку. Но, как оказалось, это не так сложно, как можно себе представить.

Давай проскочим сам «Трактор». Про него я уже писал. Интереснее поговорить о его эффекте. В конце концов он же для этого и организовывался, чтобы дать толчок изменениям. Что изменилось в твоем бизнесе после «Трактора»?

«Трактор» познакомил меня с людьми, которые просто провоцируют поток перемен вокруг себя и подтолкнул меня самого к новым шагам в бизнесе.

Каким? Давай конкретику.

Даю. Иван Леонидыч в интервью тебе уже рассказывал, что я помог ему включить в бизнес новую упаковку, которая сразу подняла его средний чек и увеличила продажи. Но это – частный случай очень важного для меня процесса. Rikipal работает с древесиной и каждый год, по крайней мере до кризиса с материалами, который начался в пандемию, мы продавали 1700- 2000 кубов отходов от производства, как дрова на топку. Для меня это уже давно был вызов – научиться что-то делать из этих отходов.

И упаковка для джемов и паштетов Леонидыча – это одно из новых решений?

Да, как один из вариантов – да. Я даже Сергею Григору из Crosta предлагал эклеры упаковывать в деревянную коробку для доставки, но для эклеров это было бы чересчур, а вот для банок с джемом оказалось в самый раз.

Но на деревянных ящичках ты явно не остановился. Я видел в социальных сетях скульптуру для детской площадки. Это тоже новый способ утилизации деревянных отходов? Или просто PR ход?

Ты о Strâmbă Lemne?

Да.

Это отдельная история. Идея пошла от Евгения Бойко из Publicis Moldova, с ним я тоже, кстати, впервые «вживую» познакомился на «Тракторе». Меня подкупил его искренний патриотизм, без напускной шелухи. И профессионализм, конечно, тоже.

Вы там эту идею придумали?

Нет. Уже после «Трактора» я пригласил Женю проконсультировать меня и поработать над созданием нового бренда. То, что я планирую производить из отходов, я хочу делать под новым брендом. Нецелесообразно смешивать Rikipal, который уже четко позиционируется на рынке как производитель поддонов с новым направлением. И в одну из наших встреч Женя показал мне конструкцию из б/у поддонов, которую он сфотографировал в Амстердаме, на рэйв-фестивале.

Тоже скульптуру?

Скорее пространство, чем скульптуру. И тогда же он предложил, чтобы я сделал что-то подобное для музыкального фестиваля, который должен был проходить в августе, в Ботаническом саду.

А в итоге идея трансформировалась из «пространства» в сказочного героя?

Я подумал, что делать временную строительную конструкцию из поддонов,– это неоправданный риск. Мало ли что случится, что-то упадет, кто-то пострадает. Так что к августу мы еще ничего не сделали. Но сама идея заявить о себе и привлечь внимание к одной важной проблеме, о которой я готов говорить на каждом углу, меня не отпускала.

Ты имеешь в виду вырубку лесов в Молдове? То, что ты мне говорил в прошлом интервью?

Да. Это же настоящая катастрофа. Молдова, с ее образом зеленой страны, с холмами, покрытыми лесом, давно миф. Площадь лесов, которые у нас остались, 11%. Одиннадцать! В Латвии – 55%, в среднем по Европе – 33%, только в Голландии и Исландии меньше, чем у нас, но это изначально страны, где лесов никогда не было. Я неоднократно пытался привлечь внимание к этому вопросу.

Но ведь Rikipal – это компания, которая занимается деревообработкой. Ты не противоречишь сам себе?

Мы практически полностью работаем на импортируемом сырье. Более того, молдавская древесина практически не подходит для изготовления качественных поддонов, отвечающих международным стандартам. Основное наше сырье -  это тополь, а не ель, как в случае с импортной древесиной, которую мы покупаем. Тополь моментально высыхает. Даже через две недели новый поддон может так «повести», что гвозди полетят обратно. Такие поддоны, практически, не подлежат ремонту. Так что я считаю, что в Молдове должны как можно быстрее прекратить неосознанную, а часто и незаконную вырубку лесов и начать восстанавливать площадь лесных насаждений.

И ваш сказочный герой?

Он сделан полностью из отходов от производства. Strâmbă Lemne – это сказочный герой, который голыми руками гнул деревья. Мы установили его рядом с детской площадкой, на открытии был и посол Латвии, с которым мы поддерживаем дружеские отношения, ведь корни Rikipal – латвийские. Strâmbă Lemne создал молдавский скульптор Алекстей Видрашку. Сейчас мы с ним обсуждаем создание других скульптур их отходов древесины. Натуральный материал притягивает внимание, дерево дает ощущение тепла и искренности. Если бронзу используют для дворовых скульптур, почему бы не использовать дерево?

Упаковочные ящики, скульптуры, есть еще направления для использования отходов?

Для еще одного из участников «Трактора» мы изготовили торговые стеллажи, так что вариантов может быть много. Но мы остаемся в поиске какой-то «фишки», какого-то изделия или предмета, которое можно было бы производить и на экспорт.  Дерево сам по себе дорогой материал, рентабельность такого производства, если найти нишу, может быть достаточно высокой. И, что важно, оно будет – «зеленым», ведь мы работаем на отходах производства.

Еще идут новогодние праздники, так что еще уместно спрашивать о планах на год…

Планы – сохранить позиции лидера на молдавском рынке. Финансовый результат сейчас трудно предсказывать. Цена пиломатериалов, которые мы импортируем, поднялась с 70-80 евро за куб до 240-270 евро. При этом изменился и порядок платежей, без аванса никто из поставщиков даже не начинает с тобой работы. Так что год предстоит сложный, но и 2021 год был таким, а нам удалось, все-равно, нарастить производство.

Удачи! А в продолжении работы «Трактора» будешь участвовать?

С удовольствием. Я считаю, что новые знания и, главное, создание коммьнити предпринимателей, клуба предпринимателей – это залог новых идей и развития.

Когда мы Игорем Ганя договорились о серии интервью с участниками «Трактора», то я спросил: «Игорь, что будем давать в рекламный блок о Ganea Group?»

Ответ был такой: «Давай напишем о людях моей команды и о моих партнерах. Они – залог моего успеха».

Так что сегодня – несколько слов о Жене Рудой. Когда он приехал в Китай, то белой скатертью дорога не была устлана. И посуду приходилось мыть и официантом работать.

Зато сегодня результат партнерства Игоря и Жени – предмет гордости не только для них самих, но и для молдаван.

Потому что Ganea kitchen fairy tales в Гуанчжоу не только был включен в 2019 году в Мишленовский список, но и в 2021 году снова получил подтверждение Мишленовского статуса ресторана.

И хотя кухня в ресторане – европейская и фьюжн, но блюдо номер один в меню и по отзывам гостей – молдавская зама.

И это результат работы команды Ganea Group.

Павел Зинган

Трактор и трактористы
Трактор и трактористы
14 январь 2022 года
"Мы уже прошли один из акселераторов в США, будем там закрывать следующий раунд инвестиций. Рынок складских услуг в Америке многомиллиардный, и мы заходим на него очень вовремя."
Трактор и трактористы
31 декабря 2021 года
"Я увидел много людей абсолютно разных статусов. У одних только появились мысли, как бы заняться бизнесом. Другие приехали на Range Rover-ах"