RU
06 ноября 2022 года
Пынзару, Лупашку и Андроник. В Momo мы смешали четыре стихии

Интервью с архитекторами архитектурного бюро ARCHFORM - Владимиром Пынзару, Татьяной Лупашку и Ириной Андроник.

#ИНТРО

На Рышкановке есть место, где вкусно. Двухэтажное здание на Московском проспекте. Когда-то там был ресторан Beef. Meet&Wine. Но потом владелец бизнеса полюбил ветер перемен, перестроил второй этаж, добавил еще и террасу на втором этаже и – вуаля – теперь здесь два ресторана. Изысканный Mus и демократичный Momo.

Мus – Европа во всех ее проявлениях, от Скандинавии до Италии. Momo – паназиатская кухня, портал для кулинарного путешествия из Европы в Азию.

Дизайн обоих ресторанов – работа архитектурным бюро ARCHFORM. Между прочим, еще один повод задуматься, каким разным может быть творчество одной команды. Возможно, если бы я вам это не сказал, вы бы даже не подумали, что у дизайна этих двух ресторанов – один и тот же коллективный автор, потому что ARCHFORM - это не один человек. Это Владимир Пынзару, Татьяна Лупашку и Ирина Андроник. И еще и их команда.

Сегодня – интервью о работе над Momo.

#ИНТЕРВЬЮ

Добрый день. Первый вопрос у меня простой. Ставлю себя на ваше место. Задача: создать интерьер для ресторана, где могут быть поданы блюда стран, которые отстоят друг от друга на тысячи километров. За одним столиком Япония и суши, за другим Вьетнам и фо бо, а между этими странами 4000 километров и это разные культуры, такие же разные, как Норвегия и Италия. Как вы решали эту задачу?

Не боялись смешивать.

Это я заметил. Как минимум, не побоялись смешать в одном пространстве мару и мандалу. Мандала как символ очень известна. Мару – чуть меньше. Суффикс «мару» стали добавлять к названиям японских судов в начале XII века. В Японии этот иероглиф обозначает такие понятия, как «круг», а еще - «законченность», «высшая степень чего-либо». Например, в современной японской школе оценка «мару» означает отличное знание предмета. Ну и флаг Японии, белое полотно с красным кругом называется «Хиномару», солнечный круг. 

Мы их смешали, но ведь основа у них одна. Это два круга. Два универсальных символа целостности, бесконечности и вечности, и их отрицания, когда движение по кругу становится отрицанием времени и пространства.

Получается, чтобы гармонично что-то смешивать, нужно найти что-то общее?

Именно. Мы задали себе вопрос, что общее в азиатской культуре? Это отношение к «первостихиям». И мы решили смешать в Momo, в одном пространстве, четыре стихии, металл, дерево, огонь и землю.

Давайте на примерах. А когда снова зайду в Momo, буду их высматривать.

Начинаем тогда от входа. Металл – в металлических конструкциях террасы и входной зоны, в скамьях и в линии полок, перетекающих со стены на потолок.

Вспоминаю, точно…

Дерево – в брутальных столах из пиленых досок с обзолом по краям и дверях с вращающимся символом мандалы, выполненных местными резчиками по дереву.

«Обзол» - это?

Ну да, это уже терминология. Обзол – это часть боковой поверхности бревна, сохранившаяся на пиломатериале или иной деревянной детали после его распиловки. Будете в Momo – просто обратите еще раз внимание на столы, и вы сразу поймете…

Двигаемся дальше. Огонь?

Свечной камин в центре стены. Настоящий камин – это и сложно и не соответствует духу Азии. А вот камин со свечами, он характерен для культуры Азии. Пламя свечи – любимый объект медитации от Индии до самой северной точки Японии.

Остается земля?

Земля – в рукотворных кирпичах, специально созданных для Momo и перекликающихся с кладкой вьетнамских домов, испытавших на себе влажность тропиков.

В рукотворных?

Мы специально заказали для Momo такие кирпичи, они сделаны на заказ из бетона. По цвету и фактуре это максимальное приближение к стене традиционного вьетнамского дома.

Но решая вопрос со стихиями вы не забывали про функциональность? Я бывал же здесь до реконструкции. Сейчас залы ресторана объединены гораздо практичнее и удобнее.

Да, мы, конечно, воплощали восточную философию, но и, одновременно, думали, как создать практичное рабочее пространство для успешной деятельности ресторана. Открытая кухня всегда привлекает посетителей, барная стойка объединяет залы ресторана и облегчает персоналу работу с гостями, а искусственный свет в дальних залах ресторана удачно имитирует уличное освещение, расширяя воображаемое пространство и наполняя его мягким светом.

И – много деталей в интерьере?

И – много деталей в интерьере. Уверены, что никто не сможет оставить без внимания интерьерные элементы, выполненные в технике папье-маше. Эффект смятой бумаги отсылает к красоте несовершенного и мимолетного.  Это результат нашего сотрудничества с талантливым артистом – Викторией Пеев.

Я неплохо знаю меню Momo. Шеф-повар смог смешать на одной кухне поке боулы и азиаткую лапшу, баклажаны в темпуре и мидии в винном соусе, жареный рис и тонкацу из свинины и курицы, роллы и бургеры и даже суширитто. Так что ваше смешение стихий и стилей получилось под стать концепции ресторана.

Мы вдохновлялись духом идзакая и, надеемся, что у нас получилось его передать…

Еще одно незнакомое слово…

До 60-х годов прошлого века японцы пили сакэ в маленьких заведениях стоя. Идзакая – это когда кто-то решил нарушить традицию и поставить стулья для посетителей. С тех пор это любимая форма заведений для японцев. От классических идзакая, до молодежных – куда приходят только в косплейных костюмах.

Все! Останавливаемся. Следующий шаг – я отправляюсь на экскурсию в Momo высматривать все то, о чем вы мне рассказали. Ну и к суширитто я не равнодушен…

Павел Зинган

Архитектура и дизайн
Архитектура и дизайн
23 ноября 2022 года
"Стиль – это пожелание заказчика. Работа в разных стилях только расширяет наш кругозор."
Архитектура и дизайн
25 октября 2022 года
"Мы считаем, что это наш вклад в изменения мира вокруг нас. Ведь его создают, в первую очередь, архитекторы и дизайнеры."
Архитектура и дизайн
19 октября 2022 года
"В реставрации, в реконструкции главное - не навредить. И не пытаться воссоздать старое здание новыми технологиями."